Первые мастера и живописцы Одежда XI—XVII веков

Джан Лоренцо Бернини (1598-1680). Лоренцо Бернини является основоположником стиля зрелого барокко в архитектуре. Одно из самых знаковых его сооружений - церковь Санта-Анреа аль Квиринали в Риме. Крупнейшая архитектурная работа Бернини - собор св. Петра в Риме и оформление площади перед ним.

В его юношеских работах по ваянию нет еще той мощности, которая впоследствии сказалась в нем. Это бурная сила, которая еще дремлет перед пробуждением. К первым его работам надо причислить дивной прелести ангела в болонской церкви, стоящего на коленях перед памятником святого Доминика. Еще более достоинства в Богоматери с бездыханным телом Сына: группа, находящаяся в церкви Святого Петра и исполненная всего на 25 году его жизни. Наконец, к немного позднейшему времени относится его колоссальный Давид, доставивший ему огромную славу. Папа Юлий II, вступив на престол, заказал Микеланджело надгробный памятник, который должен был затмить все существующее в этом роде в мире. Он потому остановился на этом художнике, что тот доказал в своем «Давиде» почти невозможное: более ста лет во Флоренции лежал громадный кусок мрамора, из которого скульптор Дикуччо пытался создать огромную статую для площади; камень остался испорченным; совет художников с да Винчи во главе объявил, что он никуда не годится, а Микеланджело создал из него «Давида». До этого он обманул одного кардинала, продав за антик своего купидона, которого он зарыл в землю. Ввиду всего этого выбор папы понятен. В общей композиции памятника преобладал аллегорический элемент, потому что художник, по желанию папы, должен был изобразить римские провинции в виде пленников в цепях и все искусства также обремененными узами, так как со смертью папы и те и другие лишались свободного развития.

С одной стороны — огромный расход, с другой стороны — всевозможные пререкания с его святейшеством, наконец, живописные работы художника в Сикстинской капелле помешали закончить памятник. Расписывание капеллы, заказанное художнику, было делом интриги его врагов, думавших, что он окажется неудачником на этом поприще. Расчет оказался неверным. Приглашенные из Флоренции помощники очень мало его удовлетворяли: и в один прекрасный день он уничтожил все, написанное ими, и в двадцать два месяца, запершись совершенно один в капелле, создал колоссальные, потрясающие фрески, целые грандиозные поэмы: и сотворение мира, и человеческое грехопадение, и искупление. Работы в Сикстинской капелле надо считать за самое удачное создание Микеланджело, превосходящее даже его скульптуры. Никогда еще примитивные элементы книги Бытия не находили себе такого полного выражения в кисти: в фигурах прародителей, сивилл и пророков, в семейных портретах. Микеланджело, казалось, порой отрекался сам от себя, создавая нежные, полные красоты образы.

Преемник Юлия II, Лев X, поручил Микеланджело закончить памятник и в то же время сделать реставрацию фасада Сан-Лоренцо во Флоренции. События 1527 года, приведшие к изгнанию Медичи, выдвинули Микеланджело, как человека и политика, на первый план, он был назначен комиссаром над городскими укреплениями. Защищая город от приступов, он в то же время не покидал своих работ, нанизывая ряд впечатлений, изощряя свою художественную память в раздирательных картинах народной драмы. Испанцы и немцы ринулись на Италию, Рим был разорен, папа Климент VII брошен в темницу, где принужден был питаться кониной. Масса трупов распространяла заразу на римских улицах, когда Микеланджело уже въезжал в вечный город, чтобы окончить свои работы в Сикстинской капелле, — огромную фреску Страшного Суда.

Принимаясь за семидесятифутовую картину, художник думал, что тут же, у этой стены, он испустит дух; настроение его было до того ужасно, политические перевороты до того волновали его отечество. Однажды он упал с высоты подмостков Сикстинской капеллы, разбил себе ногу и, запершись у себя дома, решил до смерти не выходить оттуда. Его друг — доктор вошел к нему, только выломав двери. В свободное время он читал Данте, черпая в его стихах образы для «Страшного Суда». Здесь ему были полный разгул фантазии, полная ширь творчества; на свободе он мог выказать скульптурные познания человеческого тела, в котором у него не было соперников. Когда-то в юности, чувствуя недостаток своих анатомических знаний, он променял одну из своих статуй на человеческий труп, — с тех пор в течение 12 лет занимался анатомией на мертвецах, и однажды, заразившись на трупе, едва не поплатился за свою любознательность жизнью. Все фигуры в «Страшном Суде» нагие. Во всем блеске здесь чувствуется глубочайшее знание форм, скорченных, дрожащих от боли, сплетающихся между собой, полных необычайной силы. Современники были возмущены, поражены этим реализмом. Церемониймейстер папы умолял автора, от имени его святейшества, прикрыть хоть чем-нибудь наготу фигур. «Передайте папе, — ответил Микеланджело, — что если он исправит мир, я исправлю картину в несколько минут»1.

1 Говорят, что художник, рассерженный надоедливостью церемониймейстера, тут же и приписал его внизу картины, снабдив вдобавок ослиными ушами. Тот побежал жаловаться к папе. «Освободите меня, ваше святейшество!» — «А он тебя куда же посадил?» — спросил папа. «На самое дно ада». — «Так далеко власть моя не простирается, — ответил святейший отец, — и если б ты был в чистилище, я тебе бы помог».

Искусство Равенны остготского периода (493-539): проблема существования остготского искусства. Быстрая ассимиляция остготов с италийским населением - основная предпосылка расцвета культуры и искусства Равенны этого времени. Аббатство Вивариум и личность Кассиодора (ок.487-ок.578). Попытка в Вивариуме сформировать иную линию развития западного монашества, отличающуюся от бенедиктинской. "История готов". Боэций (ок.480-524). Перевод на латинский язык сочинений Аристотеля и Порфирия, "Арифметику" Никомаха, "Начала" Евклида. "Утешение философией" и другие трактаты.
Мавзолей Теодориха (около 520): специфика архитектурной композиции, черты сходства и отличия по сравнению с римскими мавзолеями. Мавзолей Теодориха как сооружение остготов. Базилика Сан Аполлинаре Нуово (519): архитектурная композиция, отличия по сравнению с римскими базиликами. Мозаики Сан Аполлинаре Нуово: фризы с Поклонением Иисусу Христу и с Поклонением Богоматери в центральном нефе и композиционно-иконографическое решение темы ществия. Развернутый христологический цикл (Чудеса и Страсти Христа) между окнами центрального нефа - один из самых ранних и подробных. Уникальное место этого цикла в раннехристианском изобразительном искусстве, стилистическая и иконографическая характеристика живописного ансамбля. Проблемы авторства, восточных и византийских влияний. Цикл из жизни и Страстей Христа как памятник западного христианского изобразительного искусства. Баптистерий ариан (около 500): особенности архитектуры, размещения мозаических композиций и их иконографии по сравнению с ортодоксальным баптистерием. Характеристика стиля.

Памятники Равенны периода византийского экзархата (555-751): Сан Витале (526-547): Тип центрического здания, выраженный в этом храме и вопрос о происхождении и отличительных чертах его архитектурной композиции. Характеристика пространственного решения интерьера. Мозаики Сан Витале: система размещения в интерьере, стилистическая и иконографическая характеристика. Пример типологической иконографии при сопоставлении сцен Двух Заветов. Место мозаик в истории византийского искусства, их влияние на западную художественную культуру, проблема проявления иконографической и стилистической специфики западного искусства в этом ансамбле. Сан Аполлинаре ин Классе (549): архитектурная композиция, "индивидуальные" особенности памятника. Мозаики - блестящий образец композиции и раннехристианской иконографии сцены, расположенной в апсиде базилики. Стилистическая характеристика живописного ансамбля. Сравнение с римскими апсидиальными мозаиками.
Рельефы епископской кафедры Максимиана в архиепископской капелле - выбор сцен, темы и идеи, наличие общей идейной программы и иконографической системы ее выражающей, стилистические особенности. Развитие типологической иконографии в этом памятнике.

Важнейшая из статуй Микеланджело «Моисей» обличает в самом сильном свете ту могучесть и погоню за эффектами, которая была не чужда художнику. Фигура эта представляет часть памятника Юлию II, хотя и не вполне гармонирует с общим. Последней его работой было окончание храма Святого Петра в Риме, от которой он отказывался, ссылаясь на свою старость (ему тогда было 72 года), тем не менее его уговорили. И хотя он не дожил до открытия собора, тем не менее по его рисункам был возведен гигантский купол: и собор явился в том ореоле величия, которое и до сих пор поражает нас необычайной грандиозностью.

Новые четыре громадные картины украсили вскоре Ватикан: «Чудо во время мессы в Больсене», «Аттила в Риме», «Изгнание Илиодора из храма» и «Освобождение Петра из темницы». Страсть Рафаэля к изучению была изумительна, — он работал без отдыха, без перерыва. Исполняя колоссальные заказы с невероятной быстротой, он успевал учиться и писать, помимо Ватикана, отдельные холсты. Его «Несение креста», написанное для Палермского монастыря Монте-Оливетто, особенно выдается своим образцовым, благородным исполнением. В нем нет следа односторонности; красота форм, гармония и внутреннего, и внешнего, чистота и спокойствие — вот отличительные черты созданий Рафаэля, удивительно законченных, проникнутых духом христианства и в то же время античных.

Не понимаю, как могла ограниченная живопись произвести необъятное; перед глазами полотно, на нем лица, обведенные чертами, и все стеснено в малом пространстве, и, несмотря на то, все необъятно, все неограниченно! И точно приходит на мысль, что эта картина родилась в минуту чуда: занавес раздернулся, и тайна неба открылась глазам человека. Все происходит на небе: оно кажется пустым и как будто туманным, но это не пустота и не туман, а тихий, неестественный свет, полный ангелами, которых присутствие более чувствуешь, нежели замечаешь: можно сказать, что все, и самый воздух, обращается в чистого ангела в присутствии этой небесной, мимо идущей Девы.

Знатные дамы Рима смотрели благосклонно на Рафаэля, но он относился к ним совершенно равнодушно, любя только искусство. Почти такое же положение занимала Форнарина, отвергнув любовь светской и духовной аристократии, привлеченной ее удивительной красотой. Наконец, однажды им довелось, по настояниям друзей, увидеть друг друга. В его сердце вдруг сразу вспыхнула безумная страсть к Форнарине; он заперся в студии, силясь вызвать по памяти на холст дорогие черты, перестал выходить, не пускал к себе никого, встревожил не на шутку друзей и покровителей. Отперев однажды на неотступный стук дверь, он лицом к лицу столкнулся со своим идеалом.

Бернини хорошо знал и учитывал законы оптики перспективы. С дальней точки зрения колоннады трапециевидной площади, поставленные под углом воспринимаются прямыми, а овальная площадь - кругом. Эти же свойства искусственной перспективы умело применены при сооружении парадной Королевской лестницы, соединяющей собор св. Петра с Папским дворцом. Она производит грандиозное впечатление благодаря точно рассчитанному постепенному сужения лестничного пролета, кесонированного свода перекрытия и уменьшению обрамляющих ее колонн.
Возрождение Италии