Союз советских архитекторов Набережные и мосты

По возвращении из Витебска Малевич возглавил (с 1923) Государственный институт художественной культуры (Гинхук), выдвинув идеи, радикально обновившие современный дизайн и архитектуру (объемный, трехмерный супрематизм, воплощенный в бытовых вещах (изделия из фарфора) и строительных моделях, так называемых "архитектонах"). Малевич мечтает об уходе в "чистый дизайн", все более отчуждаясь от революционной утопии. Ноты тревожного отчуждения характерны для многих его станковых вещей конца 1910-1930-х годов, где доминируют мотивы безликости, одиночества, пустоты - уже не космически-первозданной, а вполне земной (цикл картин с фигурами крестьян на фоне пустых полей, а также полотно Красный дом, 1932, Русский музей). В поздних полотнах мастер возвращается к классическим принципам построения картины (Автопортрет, 1933, там же).

По словам Степановой, конструктивизм состоит из 3х действенных актов:

Тектоника. 2. Конструкция. 3. Фактура.

При этом понятие тектоника, употребляется вместо понятия стиль. «Основной особенностью нашей эпохи является временность» - пишет Степанова – « преходящее, взамен понятия о вечной красоте». Т.е. тектоника противопоставляется монументальному стилю прошлого. В связи с тем, что стараниями конструктивистов искусство перешло от созерцательного действия к активному, меняется отношение к понятию фактура. Рождается понятие «делание». Вообще, что касается конструктивистов, то они изобретают собственный лексический аппарат, которым пользуются как посвященные. Фактура понимается как целесообразное состояние краски, или какого-либо другого материала для поставленной задачи. Т.е для них важны понятия: делание и целесообразность.

 Один из представителей конструктивизма в архитектуре Веснин пишет: «Вещи, создаваемые современными художниками, должны быть чистыми конструкциями без балласта изобразительности». Наум Габо и его брат Натан (Антон, Антуан) Певзнер – одни из апологетов конструктивизма – говорили следующее: «Пространство и время – единственные формы, в которых строится жизнь и в которых, по этому, должно строиться искусство. Мы находим в изобразительном искусстве множество элементов – кинетические ритмы, как основные формы нашего восприятия мира». Т.е еще одно понятие – кинетизм, т.е. динамика, движение. ТО, что приходит еще от футуризма.

 15 Октября 1922 года состоялась Первая Русская Художественная выставка в Берлине. И Адольф Бене, отмечая первенство конструктивистов. Пишет; «Это то, чего хотят передовые художники во всех странах – непосредственное формирование самой жизни. Русские называют это производственным искусством». И то, что касается конструктивизма, то здесь действительно русские выступают на правах первых. Конструктивизм завоевывает сердце Европы, а начало его в Росси. Оппонент Адольфа Бене Иван Пуни пишет: «Чувство и интуиция – вот истоки творчества. Произведения искусства, лишенные этой силы – это всего лишь декларация, и отпущенное им время истечет через пару лет».

Иконы комниновского периода
После Октябрьской революции Малевич сперва выступает как "художник-комиссар", активно участвуя в революционных преобразованиях, в том числе в монументальной агитации. Славит "новую планету" искусства авангарда в статьях в газете "Анархия" (1918). Итоги своих поисков подводит в годы пребывания в Витебске (1919-1922), где создает "Объединение утвердителей нового искусства" (Уновис), стремясь (в том числе и в главном своем философском труде Мир как беспредметность) наметить универсальную художественно-педагогическую систему, решительно переоформляющую взаимоотношения человека и природы.