Союз советских архитекторов Набережные и мосты

По возвращении из Витебска Малевич возглавил (с 1923) Государственный институт художественной культуры (Гинхук), выдвинув идеи, радикально обновившие современный дизайн и архитектуру (объемный, трехмерный супрематизм, воплощенный в бытовых вещах (изделия из фарфора) и строительных моделях, так называемых "архитектонах"). Малевич мечтает об уходе в "чистый дизайн", все более отчуждаясь от революционной утопии. Ноты тревожного отчуждения характерны для многих его станковых вещей конца 1910-1930-х годов, где доминируют мотивы безликости, одиночества, пустоты - уже не космически-первозданной, а вполне земной (цикл картин с фигурами крестьян на фоне пустых полей, а также полотно Красный дом, 1932, Русский музей). В поздних полотнах мастер возвращается к классическим принципам построения картины (Автопортрет, 1933, там же).

Проект шахматного стола для рабочего клуба. Все максимально функционально. Доска, которая переворачивается, и тогда можно сидеть. Она возвращается обратно в горизонтальное положение и тогда можно играть в шахматы. Все должно быть утилитарно обосновано.

Раскладные стулья. Их разрабатывают ученики Татлина. Предмет, который меняет свою функцию.

Реконструкция идеи Татлина о раскладном стуле. 1986-87 годы.

Т.е. вот к чему приходят в конечном итоге художники.

Татлин. Кровать-трансформетр. Собственно, это кресло-кровать. Все это разрабатывается в мастерских ВХУТЕМАСа\ВХУТЕИНа.

Поильник для грудных детей. В мастерской Татлина разрабатывается комплект первой посуды для грудных детей. Художник теперь занят организацией нового быта.

Ученики Родченко делают: походный чайник-котелок из алюминия, реформирующийся, многофункциональный. Металлическая поворотная лампа, домашний складной умывальник. Все должно трансформироваться, складываться, становиться компактным, в нужной ситуации раскладываться.

Это новый быт, новая жизнь, которая должна избавиться от всего старого.

Нормаль-одежда. Татлин конструирует, в том числе и одежду. Главное для него это простота. Чтобы было недорого и удобно, добротно и естественно. Здесь на самом деле все продумывается тщательнейшим образом. Сто раз продумывается, как будет двигаться рука, чтоб нигде не давило в проймах.

Эскиз модели мужской одежды и эскиз модели женской одежды. Татлин. Это более щадящий вариант.

Костюмы для актеров. Для «Клопа» Маяковского. Важно, чтобы актеры на сцене было удобно. Костюм для актера должен трансформироваться. Во время спектакля он может принимать разные формы.

Буфетчица.1929 г. Родченко. Здесь тоже продумывается, как будет сидеть платье, как будет пристегиваться фартук, как отстегиваться, как он будет одеваться.

Александра Экстер. Модели одежды к статье «Простота и практика в одежде». Экстер имеет опыт театрального художника. Ее спектакли – «Камила Тефаре» (??) 1916 года, «Саломея» 1917, «Ромео и Джульетта» 1921 года. В моделировании бытового костюма Александра Экстер утверждает конструктивный подход. Она подразделяет одежду на два основных типа: для работы и для отдыха. При этом, согласно ее статье, необходимо учитывать требования гигиены и психологическое значение смены одежды. Т.е они теоретизирует на эту тему. И без труда здесь узнается супрематизм.

Иконы комниновского периода
После Октябрьской революции Малевич сперва выступает как "художник-комиссар", активно участвуя в революционных преобразованиях, в том числе в монументальной агитации. Славит "новую планету" искусства авангарда в статьях в газете "Анархия" (1918). Итоги своих поисков подводит в годы пребывания в Витебске (1919-1922), где создает "Объединение утвердителей нового искусства" (Уновис), стремясь (в том числе и в главном своем философском труде Мир как беспредметность) наметить универсальную художественно-педагогическую систему, решительно переоформляющую взаимоотношения человека и природы.